Музей-усадьба Н.К. Рериха в ИзвареМузей-усадьба Н.К. Рериха в Изваре

Пакт Н.К. Рериха

Пакт Рериха  ::  Roerich Pact  ::  Доклад Гарольда Астахова

Кладоискательство и черная археология в современной России

Н.К. Рерих. «Pax Cultura. (Знамя Мира)». 1931 г.

ДОГОВОР ОБ ОХРАНЕ ХУДОЖЕСТВЕННЫХ И НАУЧНЫХ УЧРЕЖДЕНИЙ И ИСТОРИЧЕСКИХ ПАМЯТНИКОВ (ПАКТ РЕРИХА), ПОДПИСАННЫЙ В БЕЛОМ ДОМЕ ПРЕДСТАВИТЕЛЯМИ ДВАДЦАТЬ ОДНОЙ АМЕРИКАНСКОЙ РЕСПУБЛИКИ,
15 АПРЕЛЯ 1935 ГОДА, В 12 ЧАСОВ ДНЯ

Резолюция седьмой международной конференции американских государств по Пакту Рериха

Седьмая международная конференция американских государств
ПОСТАНОВЛЯЕТ:

Рекомендовать Правительством американских государств, которые еще не подписали Пакт Рериха, инициатором которого выступил Музей Рериха в Соединенных Штатах, присоединиться к этому Пакту, направленному на всемирное признание флага, рисунок которого широко известен, в целях обеспечения охраны в случае угрозы всех памятников, составляющих культурное наследие народов и находящихся как в государственной, так и в частной собственности.


Доклад специального комитета правления Панамериканского союза по Пакту Рериха,
одобренный правлением 4 апреля 1934 года


Комитет, подготовивший по поручению Правления доклад о мерах, которые могут быть приняты Панамериканским союзом в целях содействия осуществления идеи, первоначально высказанной Профессором Николаем Рерихом и изложенной в Пакте об охране художественных и научных учреждений и исторических памятников, принять которую было рекомендовано государствам Америки Седьмой международной конференции американских государств, имеет честь сообщить следующее:

Исходя из основополагающих принципов, заложенных в документе, первоначально предложенном Профессором Николаем Рерихом, как всемирном пакте, Комитет изложил их в форме проекта межамериканского договора, который предлагается на рассмотрение Правления.

Комитет рекомендует Правительствам – членам Союза наделить своих представителей в Правлении безоговорочными полномочиями по подписанию этого пакта, которое должно состояться 14 апреля 1935 г., или более ранний срок, который может назначить Правление, если все его члены получат безоговорочные полномочия до 14 апреля 1935 года. После 14 апреля 1935 г. пакт будет открыт для присоединения остальных государств.

Подписание Пакта Рериха руководителями 20 латиноамериканских стран и США.
Вашингтон, Белый дом, 15 апреля 1935 г.

ДОГОВОР

Высокие договаривающиеся Стороны, в стремлении придать официальную форму положениям Резолюции, одобренной 16 декабря 1933 г. всеми государствами, представленными на Седьмой международной конференции американских государств в Монтевидео, которая рекомендовала «Правительствам американских государств, которые еще не подписали Пакт Рериха», инициатором которого выступил Музей Рериха в Соединенных Штатах, присоединиться к этому Пакту, направленному на всемирное признание флага, рисунок которого уже хорошо известен, в целях обеспечения охраны в случае угрозы всех памятников, составляющих культурное наследие народов и находящихся как в государственной, так и в частной собственности, приняли решение заключить соответствующий договор в целях обеспечения уважения и охраны культурных ценностей в военное и в мирное время и договорились о нижеследующем:

СТАТЬЯ I

Исторические памятники, музеи, научные, художественные, образовательные и культурные учреждения считаются нейтральными и как таковые пользуются уважением и покровительством воюющих сторон.

Таким же уважением и покровительством пользуются сотрудники вышеназванных учреждений.

Такое же уважение и покровительство распространяется на исторические памятники, музеи, научные, художественные, образовательные и культурные учреждения как во время войны, так и в мирное время.

СТАТЬЯ II

Нейтралитет, покровительство и уважение, которое должны быть представлены памятникам и учреждениям, упомянутым в предыдущей статье, признаются на всех территориях как объекты суверенитета каждого из подписавшихся и присоединившихся государств, независимо от государственной принадлежности указанных памятников и учреждений. Соответствующие Правительства согласны предпринять необходимые меры в области внутреннего законодательства своих стран для обеспечения такого покровительства и уважения.

СТАТЬЯ III

Для обозначения памятников и учреждений, указанных в Статье I, может быть использован отличительный флаг (красная окружность с тремя кружками в середине на белом фоне) в соответствии с образцом, прилагаемым к настоящему договору.

СТАТЬЯ IV

Правительства государств, подписавших настоящий договор и присоединившихся к нему, одновременно с подписанием договора или присоединением к нему, направляют в Панамериканский союз перечень памятников и учреждений, на которые желательно распространить покровительство, предусмотренное настоящим договором.

При уведомлении Правительств о подписавшихся и присоединившихся сторонах, Панамериканский союз направляет им перечень памятников и учреждений, упомянутых в данной статье, а также информирует другие Правительства о любых изменениях в указанном перечне.

СТАТЬЯ V

Памятники и учреждения, указанные в Статье I, перестают пользоваться привилегиями, предусмотренными в настоящем договоре, в случае их использования в военных целях.

СТАТЬЯ VI

Государства, не подписавшие настоящий договор в момент его открытия для подписания, могут в любое время подписать его или присоединиться к нему.

СТАТЬЯ VII

Документы по присоединению, а также по ратификации или денонсации настоящего договора, хранятся в Панамериканском союзе, который уведомляет об их получении другие государства, подписавшие настоящий договор или присоединившиеся к нему.

СТАТЬЯ VIII

Настоящий договор может быть денонсирован в любое время любым из государств, подписавших или присоединившихся к нему, при этом денонсация наступает в силу через три месяца после уведомления о ней других государств, подписавших настоящий договор или присоединившихся к нему.

В ПОДТВЕРЖДЕНИЕ ЧЕГО, нижеподписавшиеся Полномочные представители, предъявив должным образом оформленные безоговорочные полномочия, подписали настоящий договор от имени своих правительств и скрепили его своими печатями в даты, указанные против их подписей.

Обложка брошюры, посвященной церемонии подписания Пакта Рериха. Н.К. Рерих. «Мадонна Орифламма». 1932 г. Н.К. Рерих. «София Премудрость». 1932 г.
Н.К. Рерих. «Белый камень». 1933 г.
Н.К. Рерих. «Белый камень». 1933 г.












ДОКЛАД
«К 70-летию Пакта Рериха о защите Культурных ценностей.
История и современность.»


Н.К.Рерих писал:

«Моя идея о сохранении художественных и научных ценностей прежде всего заключалась в создании международного импульса к обороне всего самого драгоценного, чем живо человечество. Если знак Красного Креста всем напоминает о гуманности, то такого же смысла знак должен говорить человечеству о сокровищах прекрасных»
«Если Красный Крест печётся о телесно раненных и больных, то наш пакт ограждает ценности гения человеческого, тем охраняя духовное здоровье»

Н.К.Рерих


Идея о необходимости заключения специального соглашения об охране памятников Культуры во время войн возникла и была высказана Н.К.Рерихом ещё в 1904-1905 годах во время русско-японской войны на заседании русского архитектурного общества.

Предвидя все ужасы и разрушения первой мировой войны, Художником создаётся серия картин – предупреждение человечеству: «Меч мужества» (1912 г.); «Крик змия» (1913 г.); «Зарево» (1913 г.); «Град обречённый» (1914 г.).

В 1929 году Н.К.Рерих выступает с проектом Пакта и обращается к народам и правительствам всех стран. Предложенный Пакт был задуман как международно-правовой акт универсального значения. Пакт с утверждённым символом Знамени Мира по Его замыслу мог быть нужным не только во время войны, но и «каждодневно, когда без грома пушек часто совершаются так же непоправимые ошибки против Культуры».

По замыслу художника, и это предусматривалось в Пакте, над памятниками культуры, музеями и научными учреждениями должно развиваться Знамя Мира с отличительными знаками – белое полотнище с тремя красными кругами. Прошлые, настоящие и будущие достижения человечества, окружённые кольцом вечности.

В 30-е годы развернулось широкое общественное движение сторонников заключения Пакта. В ряде стран были созданы общества «Пакта Рериха». В 1931-1932 годах в бельгийском городе Брюгге состоялись две международные конференции «Пакта Рериха», а в 1933 году в Вашингтоне была проведена третья конференция, которая рекомендовала правительствам всех стран подписать Пакт.

Подписание Пакта Рериха состоялось 15 апреля в 1935 году в Вашингтоне в Белом Доме представителями 21 государства американского континента. Несмотря на то, что полностью реализовать идею Н.К.Рериха в те же годы не удалась, важно отметить особое общественно-политическое значение Пакта, его роль в борьбе за мир, взаимопонимание и культурное сотрудничество народов. В поддержку Пакта выступили в своё время Франклин Рузвельт, Ромен Роллан, Бернард Шоу, Рабиндранат Тагор, Герберт Уэлс, Альберт Эйнштейн.

Мощное общественное движение в поддержку Пакта Рериха в трёх балтийских странах – Латвии, Литве и Эстонии – было развёрнуто в 30-е годы рериховскими обществами этих стран. Под руководством Рихарда Яковлевича Рудзитиса были собраны десятки подписей лучших представителей творческой интеллигенции, общественных деятелей, политиков, военных. Вопрос с предложением о заключении Пакта между этими странами был вынесен на конференцию министров иностранных дел трёх стран. К сожалению, под давлением ряда европейских стран, активно готовящихся к переделу мира, Пакт не был подписан.

В послевоенный период активность в поддержку Пакта развернула итальянская ассоциация Пакта Рериха в Болонье. В 1946 году в поддержку Пакта высказалась Всеиндийская конференция Культурного Единства, а в 1948 году правительство Индии, возглавляемое Дж. Неру, одобрило Пакт. К сожалению, документы о присоединении не были направлены в Комитет Пакта Рериха. И только в 1950 году Комитет Пакта Рериха в Нью Йорке направил всю документацию, начиная с 1930 года, по прохождению вопроса генеральному директору ЮНЕСКО. А в 1954 году, основываясь на Идеях Пакта Рериха, была принята Гаагская конвенция (конвенция о защите Культурных ценностей в случае вооружённого конфликта). К нашему глубокому сожалению, используя основополагающие идеи Пакта в принятии Гаагской конвенции, символ знака Знамени Мира был заменён на другой под предлогом трудности начертания первого в условиях военного времени. Также следует отметить, что, несмотря на всю значимость для человечества Гаагской конвенции, её положения охватывают лишь военный период, тогда как Пакт Рериха направлен и на повседневную защиту Культурных ценностей. У человечества, к сожалению, нет сравнительного анализа утраты Культурных ценностей в мирное время и в военный период.

В 2003 году накануне иракского кризиса была создана международная группа деятелей Культуры, общественников, юристов из России, Индии, Латвии, Литвы, Эстонии, Венгрии. Группа поставила перед собой задачу изучения возможности по линии ООН, ЮНЕСКО, руководства ведущих конфессий мира, ряда глав правительств дальнейшего присоединения и использования в жизни Пакта Мира Н.К.Рериха. Суть вопроса нами прежде всего для себя была сформулирована следующим образом.

Почему на наш взгляд необходимо вернуться к первооснове – Пакту Рериха?

  • Является фактом, что целый ряд правовых документов, в данном случае культурных международных соглашений, не работают. Соглашения подписаны, но общественность не в состоянии потребовать соблюдения с руководителей стран-подписантов договорных основ.
  • Ситуация в мире такова, что просто нет времени ждать, пока лидер какой-либо страны открыто, без поддержки внутри и извне начнёт высказывать эти мысли. Но такую поддержку нужно создать, организовать.
  • Ещё долго, по всей видимости, культурная, международная, договорная база не будет реализована в полном объёме. Поэтому правильно было бы призвать здоровые силы общества прежде всего в Америке и прежде всего в тех международных договорах, где Америка была инициатором, а это Пакт Мира Рериха – первый в этой области правовой документ. Здесь имеет смысл в неработающей общей схеме возвратиться к первооснове, тем более, что Пакт Мира очень прост с правовой точки зрения и его никто не «списывал», из него никто не выходил, его деятельность никто не прекращал.
  • Сегодня уникальность ситуации состоит в том, что массы повсеместно выходят с протестами на улицы, но нет в условиях нарушения правовой базы ООН и ЮНЕСКО Ориентира, на который можно было бы направить общественную мысль. Пакт в данном случае является идеальным документом, очень простым в основе своей, не требующим специальных знаний для его понимания, а, следовательно, доступным для общественности.
  • А начать, видимо, надо с правовой оценки ситуации по основным четырём соглашениям (Вашингтон – 1935; Гаага – 1954; Париж – 1970 и 1972) группой специально созданных правовых экспертов. Возможно, с изучения ситуации в странах-подписантах Панамериканского договора. С информирования одного (нескольких) лидеров государств на предмет возможности поднятия этого вопроса в удобный момент на международной сцене, конечно, при некоторой степени готовности мировыми культурными, общественными и политическими кругами. Некоторым показателем может служить ситуация с долго молчавшей культурной интеллигенцией в Латвии. Во время американо-иракского конфликта создано общественное движение «Я – за мир!», в которое вошли наиболее известные деятели культуры, общественности, политики.
  • Наше мнение таково, что Пакт не является только историческим документом-символом, но, наоборот, задумывался и может быть использован в дальнейшем как исключительно «земной» документ, способный по мере продвижения сознания способствовать выходу из общечеловеческого кризиса. Средства массовой информации многое сделали для привлечения общественного внимания к утрате Культурных ценностей в военном конфликте в Ираке. Налицо удобный момент для того, чтобы сориентировать общественную мысль в сторону Пакта Рериха, Знамени Мира.
  • Целесообразным, на наш взгляд, также является установление символики Знамени Мира, как Единого Символа для всех международных соглашений, призванных охранять Культуру (имеется в виду прежде всего замена знака Знамени Мира на другой в Гаагской конвенции 1954 г.).

В этой работе мы попытались оттолкнуться от опыта трёх балтийских республик 1937 года, когда вопрос был почти решён на уровне министров иностранных дел Латвии, Литвы и Эстонии, сподвигнутый культурной обществественностью трёх стран. В одном из университетов г.Будапешта было заказано независимое юридическое исследование на предмет изучения ситуации с неработоспособностью существующих сегодня международных договорённостей, призванных охранять Культурные ценности. Так для себя в ходе этой экспертной оценки мы узнали, что Ирак в своё время внёс в список Культурного международного наследия всего одну ценность. То есть на уровне международной общественности никто не знал, что же в действительности подвержено уничтожению в Ираке.

Далее, уважаемые друзья, я попытаюсь кратко ознакомить Вас с сутью проделанной работы, строившейся, в основном, на международной переписке и на выводах, к которым мы пришли.

Краткий перечень работы, проделанной нашей группой.

  • Обращение к Латвийскому Обществу Н.К. Рериха (Г.Р. Рудзите) по вопросу изучения опыта 30-х годов, попытки присоединения к Пакту балтийскими странами в 1937 году. Была оказана информационная поддержка, переданы копии ряда документов.
    7 апреля 2003 года от имени ядра будущей рабочей группы передано обращение Генеральному секретарю ООН, Генеральному директору ЮНЕСКО, премьер-министру Ирака, представителю США при ООН, представителю Ирака при ООН. Суть документа выражает озабоченность судьбой Культурного Наследия Ирака и упоминание Пакта Рериха, как Единственного Инструмента разрешения ситуации.
  • 6 мая 2003 года от Директора по Культуре ЮНЕСКО г-на М. Боученаки получен ответ с благодарностью за озабоченность судьбой Культурного наследия. Тут же нами был отправлен факс с благодарностью за отклик, и с предложением установления долгосрочного рабочего контакта.
  • 12 сентября 2003 года составлено обращение от имени рабочей группы в ЮНЕСКО (М. Боученаки), в котором был сформулирован вопрос о дальнейшем присоединении к Пакту Рериха и его использовании в жизни. В плане подтверждения серьёзности наших намерений ранее нами была заказана первичная юридическая оценка вопроса у группы юристов-международников. Задача этого документа сводилась к одной цели – показать, что существующая сегодня система Культурных Международных договоров не в состоянии действенно защитить Культурное Международное Наследие, показав тем самым всю выигрышность Пакта Рериха, как документа, охватывающего и военное, и мирное время, как Вневременного Культурного Ориентира.
  • 5 октября 2003 года получен ответ из ЮНЕСКО (Г. Кардуччи – шеф секции международных стандартов, Отдел Культурного Наследия). Акцент в письме делается на Гаагскую Конвенцию со ссылкой на то, что с 1937 г. никто из государств не высказал желания присоединиться к Пакту. Письмо косвенным образом подтверждает необходимость содействия через культурную общественность правительствам в сподвижении их к присоединению к Пакту.
  • Одновременно с этим группой ведётся работа по поиску контактов с информационными агенствами, работниками музеев, международной общественностью. Подготовлена к публикации книга, посвящённая истории прохождения Пакта Рериха, публикации в прессе к 15 апреля, показ фильма на Латвийском ТВ «Знамя Мира» и т.д.
  • 27 октября 2003 года направлено письмо-ответ в ЮНЕСКО (Г. Кардуччи), в плане продолжения диалога мы сообщали о готовящемся подписании Латвией Гаагской Конвенции (в Латвии этот вопрос вообще остался без освещения, что косвенно подтверждает наш тезис о том, что общественность будучи не информированной, не в состоянии действенно влиять на соблюдение подписанных договорённостей). Запрашиваем информацию о возможности участия в торжествах 14 мая 2004 года в Париже, посвящённых 50-летию подписания Конвенции. Благодарим за большое количество литературы, освещающей работу ЮНЕСКО, в наш адрес.
  • 17 ноября вопрос обсуждается на заседании исполкома Международной Лиги Защиты Культуры. Принято решение о проведении 15 апреля в г. С.-Петербурге конференции, посвящённой 70-летию Пакта Рериха. В этот же день пришёл ответ из ЮНЕСКО (Г. Кардуччи). В письме он благодарит за проделанную работу, благодарит за содействие в подписании Латвией Гаагской Конвенции, просит дополнительную детальную информацию о составе группы.
  • Последним аккордом на данном этапе была отправка писем в адрес глав государств и их представителей при ООН, главам ООН, ЮНЕСКО, Иоанну Павлу II, Далай Ламе XIV, президенту РФ, президенту Франции, премьер-министру Индии, премьер-министру Великобритании. Целью писем было использовать последнюю временную возможность назвать 2005 год – годом Пакта Рериха. Обозначить путь выхода из общемирового политического кризиса через присоединение к Пакту Мира Рериха и тем самым обозначить мирный диалог. По имеющейся у нас информации все адресаты получили письма, несмотря на то, что ответ пришёл только из канцелярии премьера Англии Т.Блэра, высказавшего определённую заинтересованность сутью вопроса.

Основные выводы в ходе проделанной работы, которую можно охарактеризовать, как предварительное изучение общественного мнения в данном вопросе, выглядят следующим образом.

  • Никоим образом не ставя под сомнение значимость всей сложившейся в 20-м веке системы культурных, международных договорённостей (Гаагская конвенция, Парижские конвенции 1970 и 1972 годов, все последующие протоколы), основу которых заложил Пакт Рериха, является фактом, что Пакт Мира Рериха (до сих пор открытый для подписания) – Единственный имеющийся у человечества Договор, охраняющий Культурные ценности и в военное и в мирное время. То есть значение Его (Пакта) по сравнению с другими договорами гораздо шире. Его (Пакта) сила, как Вневременного Культурного Ориентира в простоте и доступности для понимания самыми широкими слоями мировой общественности, в отличие от многотомных последующих договорённостей зачастую сложных для понимания даже узкому кругу специалистов. Следовательно, именно Пакт Рериха с утверждённым Символом Знамени Мира может являться «Охранной грамотой человечества».
  • По сути единственным контраргументом в ходе изучения возможности дальнейшего присоединения и использования Пакта Рериха, высказанным по линии ЮНЕСКО, стал тезис, что ни одна страна с 1937 года не высказала официального желания присоединиться к Пакту. Поэтому слова Н.К.Рериха: - «Моя Идея в сохранении художественных и научных ценностей прежде всего заключалась в создании международного импульса к обороне всего самого драгоценного, чем живо человечество» – должны наводить на мысль о воссоздании Главенствующего Культурного Международного Движения за дальнейшее продвижение Пакта Мира Н.К.Рериха, объединённого Единым Символом Знамени Мира. И, разумеется, на наш взгляд, авангардом этого движения должны быть Музеи – хранители всего самого ценного, что накоплено человечеством.

Представитель международного общественного движения
«За подписание и использование Пакта Мира Н.К. Рериха»
Координатор движения в Латвии
Гарольд Вячеславович Астахов


P.S.: В докладе использованы материалы ранних выступлений М.Богуславского.




Кладоискательство и черная археология в современной России


Всего четыре десятка километров от Петербурга. Привычный пейзаж Ижорской равнины – бескрайние поля под бирюзовым небом, расчерченным проводами высоковольтных линий, с аккуратными дачными домиками, водонапорными башнями и неизменным ельником на горизонте. По ухабистой грунтовке проносятся, поднимая тучи пыли, редкие грузовики. Неустанно трещат кузнечики, тоже, кажется, одуревшие от июльской жары.

Посреди поля – приметная рощица. Почему-то объезжали ее все эти годы колхозные трактора, не раскорчевали и не распахали, хоть и нелепо красуется этот островок леса среди пашен. Камней с поля навалили – это да, кустарником непролазным зарос он по краям, но словно какая-то сила сохраняла его от топора и сохи дореволюционного пахаря, от бензопил, культиваторов и прочих чудес современного машиностроения.

Шведские могилы. Еще не так давно каждый деревенский мальчишка знал, почему не трогают крестьяне эту рощу. А уж старики могли до бесконечности рассказывать про золотую карету шведского короля, храбрых воинов Александра Невского, петровских солдат и царскую дорогу, по которой ездили на охоту чуть ли не все цари-императоры. До наших дней цепко держатся в народной памяти загадочные «шведские могилы». И невдомек им, даже самым ветхим старожилам, что вовсе не шведы лежат под этими могильными холмами…

Подходим ближе. Стелется под ногами густое разнотравье, вот уже ясно видны замшелые валуны по краю рощицы. Переваливаемся через них, еще рывок – и преодолен густой барьер бузины… но что это? Как будто наизнанку вывернуто древнее кладбище, и не хочется верить собственным глазам. На скрытом от людских глаз пятачке – поистине адская картина: изрыты бесконечными ямами, кажется, все до единого курганы, вывороченные горы земли увенчаны кучами человеческих костей. Руки, ноги, ребра… Пробитые лопатами черепа насажены на ветки, пустые черные провалы глазниц, ощеренные челюсти… Прямо из отвала глядит на нас миниатюрный череп ребенка лет 10–12.







И не отдаленная глухая окраина огромной страны, и вроде не затерянная в джунглях Амазонки деревня каннибалов, и не фашистский лагерь смерти. Полчаса на машине от культурной столицы, десять минут пешком от ближайшей железнодорожной платформы! Из этой-то самой столицы, через эту самую платформу и приехали сюда те, кто присвоил себе право разрушать и грабить наследие всего российского народа. Грабители могил, мародеры, оснащенные по последнему слову техники поставщики черного рынка древностей – характерное и, увы, ставшее привычным явление современной российской действительности. Позорное, постыдное явление, в котором, как в зеркале, отразился нравственный упадок постперестроечного общества. Что же это за страна, где не святы уже и могилы предков? Ведь именно древнерусские крестьяне, первыми заселившие и освоившие наш Северо-запад, покоятся под этими курганами. Именно они своим трудом создали Новгородскую Русь, своей кровью отстояли ее от немецких и шведских рыцарей. Понятен интерес к той далекой эпохе, к ее реликвиям. Но разорение могил – непонятно. Непонятна оголтелая, безудержная погоня за наживой, что движет новоявленными вандалами. Скромные украшения, предметы быта, оружие, находимые в курганах, уже давно имеют свою рыночную стоимость. Каждый желающий в Петербурге за вполне умеренные деньги может приобрести себе браслет, топор, копье времен Александра Невского или Дмитрия Донского. Спрос породил предложение, и каждую весну в поля отправляются десятки охотников за древностями.

Так называемое «кладоискательство» – распространенное в наше время хобби. Конечно, не все искатели – потенциальные грабители могил. Не все, но большинство. Одни прекрасно осознают преступность собственных действий, но корысть и разбойничий азарт пересиливают в их мозгах здравый смысл. Другие, как бы не отдавая себе отчета в том, что делают отнюдь не благое дело, исподволь выстроили целую систему самооправдания. Попытайтесь доказать такому искателю, что он не прав, что действия его губительны для русской истории, русской культуры – в ответ вы услышите, с незначительными вариациями, набор стандартных доводов.

«А мы могилы не копаем» – ответит он. Врет. Нагло и беззастенчиво. Еще как копают! Правда, не всякий из них отважится раскопать известный памятник археологии, но если случайно выявится неизвестный могильник, не включенный в свод памятников, если на поле вдруг металлоискатель выявит погребение с вещами – ни один из них не остановится и не побежит сообщать в археологическое учреждение. Выкопают и продадут все до последней бусины. И плевать они хотели, что своими действиями навсегда вычеркнули страницу родной истории, которая уже никогда не будет написана. Что обокрали прошлое своего народа, своей страны.

Или вот такой пример. Многие древние могильники в прошлом столетии сильно пострадали от хозяйственной деятельности – курганные насыпи их снесены распашкой или при строительстве. Визуально, на поверхности земли, такой могильник не опознается, в сводах органов по охране памятников значится разрушенным и как памятник археологии, стало быть, с формальной точки зрения не существует. Но снос насыпи еще не означает уничтожение того, что под ней находится. Вот такие-то могильники и составляют предмет вожделения охотников за древностями – и, вроде, не памятник, и находок масса. Этим промышляют все они без исключения.

Следующий шаг на пути эволюции безобидного искателя в мародера – уцелевшие могильники, стоящие посреди пахотного поля. В них десяток-другой курганов по краю неизбежно попадал под распашку и сейчас так же формально не существует. Прошелся с металлоискателем по краю – вроде и на памятник не влез, и нарыл всяких-разных артефактов. Хотя, если разобраться, это уже прямое вторжение в охранную зону. В том беда, что зона эта, как и сам памятник, никем не охраняется, а зачастую и не установлена вовсе.

Идем дальше. Поле – это неконтролируемый азарт, и ведет искателя совершенно непреодолимая сила, перед которой (любой, хоть раз бравший в руки прибор, с этим согласится) часто отступают доводы рассудка. И вот наш герой уже бродит, как бы невзначай, между вполне сохранившихся курганов, а потом и взбирается на них, «просвечивает» насыпи – сначала отвалы чужих грабительских раскопов, потом и нетронутые предшественниками насыпи… В итоге памятник украшен десятком свежих шурфов, а новоиспеченный мародер-уголовник, возвышаясь над пирамидой грязно-коричневых костей, гордо держит в перемазанных лапах ржавую секиру. Или браслет. Или копье…

Но существуют не только погребения. Есть еще и места древних поселений, тоже ценнейшие археологические памятники. «Прочесывание» их с металлоискателем вообще воспринимается мародерами как норма, хотя и попадает под действие статьи 243 УК РФ. Вот этим уж промышляют все они до единого. Стало быть, все – уголовники.

«Археологам можно, а нам нельзя?» - это уже ближе к делу. Хотя бы признал, пусть косвенно, что творит гадости. Да, археологам можно, а вам нельзя. Пусть и шаблонно звучит эта фраза, но все же история принадлежит народу, а не отдельным корыстолюбцам, пытающимся жить «с лопаты». И единственный способ общественного владения историческими артефактами – это хранение их в общедоступных коллекциях. Апологеты кладоискательства утверждают, что история долгое время полностью принадлежала узкому, закрытому сообществу ученых, что она пропахла плесенью музеев и пылью книжных полок. И лишь теперь, с массовым распространением кладоискательства, народ может сам, без ученых посредников (которые, будто бы, и есть настоящие мародеры, делающие деньги из истории) прикоснуться к своему прошлому. Каково, а? Вывернуть все наизнанку и подать под нужным соусом – вполне в духе доктора Геббельса. Чем нелепее и грубее ложь, тем легче ей поверят. И многие, «по малоумию зело легковерны еси», принимают этот довод как истину.

Книги, которые мы читаем, учебники, по которым учатся наши дети, написаны отнюдь не кладоискателями. Вовсе не они многолетними полевыми изысканиями создавали и пополняли археологические коллекции Государственного Исторического Музея, Эрмитажа, многие другие экспозиции, которые элементарным фактом своего наличия доказывают древнюю и богатую историю народов России. И уж тем более не они посвятили годы жизни изучению этих коллекций, бескорыстному служению истории. Не они сводили воедино разрозненные факты, позволившие узнать о различных сторонах жизни наших предков, излагали результаты своих трудов на страницах книг и журналов, чтобы сделать доступными всем желающим. И уж точно не им судить о том, кто вправе распоряжаться бесценным культурным достоянием – памятниками археологии.

Что же касается мнимой пользы, которую якобы приносит «живое общение с историей» посредством кладоискательства и коллекционирования, здесь следует разобраться досконально. Несколько тяжеловесно, но предельно конкретно пишет на этот счет археолог С.В. Гусев:

«В основе идеологии современных грабительских раскопок лежит эклектический, или барахольный, постмодернизм, по сути, поддельный модернизм, лучше всего приспособленный к существованию в эпоху современного капитализма в России, с его свободным рынком. Происходит смешение всего и вся: стремление к обращению к корням с элементами интерьера в доме или элементами одежды переплетаются с посещением Макдональдса, а уж обладание древнерусскими браслетами или гривнами и подавно, по мнению таких эклектирующих постмодернистов, буде они на витрине домашнего музейчика, отражают истинные народные корни и патриотизм их обладателей. В то же время, мерилом здесь являются деньги – чем больше коллекция и древнее предметы, тем значимей патриотизм и постижение корней родной культуры их обладателями. Вкусы и потребности включаются в оборот рынка древностей и обслуживаются непосредственно рыночными способами. Обладатели древних предметов создают себе, а часто перенимают созданные антикварами образы: практически налицо потребление образов. Коллекционеры собирают образы, поглощают их и практически не создают ничего нового. В отличие от них, археологи включают абстрактные предметы в рамки действительности (с тем или иным успехом) и представляют предметы на всеобщее обозрение или обсуждение».

Сообщество ученых никогда не было закрытым. И музейные коллекции, и летописные страницы говорят живым языком, который надо лишь научиться понимать. Читай, думай, анализируй, общайся – ни один специалист не откажет в консультации – и ты поймешь, что слова о всенародной принадлежности исторического знания – не пустой звук. Для каждого, кто заинтересовался историей, ее мир открыт. Если же тебе лень напрягаться, вдумываться, если за стеклом музейной витрины ты видишь не исторический источник, а вещицу, имеющую свою рыночную цену – в этом, вообще-то, виноваты уже не ученые.

Нравится копать и получать за это деньги – иди в поденщики на стройку и копай канавы. И платят там, поверь, неплохо.

«Но взгляните: все же и так раскопано до нас! Надо забрать оставшиеся вещи, потому что если не заберем мы, придут другие и заберут или застроят домами». Наконец-то признался откровенно и полностью, во всем и сразу. По аналогии со старой детской сказкой про капитана Врунгеля: чтобы спасти китов от вымирания, надо их всех истребить – тогда и вымирать будет некому. Логика вполне идиотская. Культурное наследие разрушается у нас на глазах. Давайте же ускорим его гибель, чтобы снять с себя ответственность за его сохранение? Абсурд.

«Это все никому не надо – лежит и гниет, а народу в большинстве своем нет дела до всякой там истории». Но если кто-то написал эту статью, кто-то ее читает – значит, кому-то все-таки есть дело? Народ, не знающей своей истории, теряет идентичность и обречен на гибель.

«А вот в Англии… там археологи с кладоискателями заключили этакое джентельменское соглашение» – но кто из наших отечественнх искателей согласится его выполнять? И не выход это – полумера.

«Черная», или «любительская археология» – не безобидное увлечение любознательных краеведов. Это серьезное правонарушение, симптом глубокого нравственного кризиса, поразившего современное российское общество. Только силовые меры здесь не помогут. Будем надеяться, что страна преодолеет этот постыдный этап, сойдет пена пореформенной вседозволенности, и люди наши наконец осознают ценность того, что досталось нам по праву исторической преемственности.



обратно
на главную


Контактная информация:
Телефоны: 8-813-73-73-273 – заказ экскурсий; тел./факс 8-813-73-73-298
Директор Музея – Черкасова Ольга Анатольевна